«Коммерсантъ»: «Если на проблему закрывать глаза, произойдет антропогенная катастрофа» | ФНЦ агроэкологии РАН
СМИ о нас

«Коммерсантъ»: «Если на проблему закрывать глаза, произойдет антропогенная катастрофа»

Академик РАН Константин Кулик — о превращении южных земель в пустыни и трудностях борьбы с ними

Юг России переживает новую волну опустынивания. Уже в ближайшем будущем сотни тысяч га рискуют превратиться в песчаную равнину с барханами, если срочно не принять меры. Для этого надо возродить комплексную программу по борьбе с опустыниванием, доказавшую свою эффективность в советские годы, воссоздать необходимую инфраструктуру и принять федеральный закон, устанавливающий ответственность владельцев земли за ее повреждение в результате нерациональной хозяйственной деятельности, считает академик Российской академии наук Константин Кулик.

— Проблема опустынивания всегда стояла остро в России вообще и на юге в частности. Всего на территории нашей страны было четыре цикла опустынивания, последний — в 70-80-х годах прошлого века. Тогда в зоне бедствия оказались Ростовская область, Калмыкия, Ставропольский край и север Дагестана. Например, на востоке Калмыкии образовалась антропогенная пустыня. Эту территорию называют Черными землями: зимой здесь часто не бывает снега. В 1980-е годы ученые насчитывали в республике более 300 тыс. га быстрораспространяющихся песков. Очень сильно пострадала треть пастбищ. Основная причина — неразумная деятельность людей.

При СССР в указанных регионах бурно развивались животноводческие колхозы. Резко выросло поголовье скота, особенно овец. Существенно выросла нагрузка животных на грунт, нормы выпаса были превышены в несколько раз. Кроме того, в хозяйствах стали распахивать пастбища, чего категорически нельзя было делать. Ведь пастбища — природные кормовые угодья и предназначены исключительно для выпаса животных. А в результате этих явлений произошла деградация земель, уничтожение естественного травостоя и, как следствие, пылевые бури, вынос плодородного слоя и т. д., и т. п. В колхозах наблюдался массовый падеж скота, песком заносило целые поселки, каналы, фермы, дороги. В Калмыкии и Дагестане объявляли режим ЧС.

В правительстве СССР решили срочно принять меры. Наука разработала Генеральную схему борьбы с опустыниванием. Во главу угла поставили фитомелиорацию как наиболее экономичный, экологичный и эффективный метод борьбы. Есть растения — деревья, кустарники, высокостебельные травы, которые позволяют закрепить песок. Было создано государственное специализированное предприятие при главке Черных земель и Кизлярских пастбищ по фитомелиорации деградированных пастбищ и закреплению песков, с мощной технической, производственной и кадровой базой. Прежде всего с проблемных участков вывели весь скот, перестали их распахивать, активно проводили посадки растений на сотнях тысяч гектаров. Работала школа подготовки специалистов, создавались питомники, где можно было брать саженцы. В стране заработала целая система, которая позволила остановить процесс и в итоге за несколько лет восстановить огромные территории.

В начале 2000-х о программе забыли. Алчность владельцев и пользователей земли росла. Нормы нагрузки животных на гектар на востоке Ростовской области, на Ставрополье, в Калмыкии и Дагестане превысили в три-пять раз. И теперь мы свидетели новой волны наступления песков. Пылевые бури спустя 40 лет снова стали атаковать южные города. Все это, подчеркиваю, результат бездумной деятельности людей. И если процесс опустынивания пустить на самотек, на проблему закрывать глаза, то произойдет антропогенная катастрофа.

Мы считаем, что надо вернуться к тому, что в советские годы хорошо работало — возродить программу по комплексной борьбе с опустыниванием. Правда есть одна, но очень серьезная трудность. При СССР все земли принадлежали государству и исполнительная власть могла приводить в порядок проблемные участки на правах управляющего государственной собственностью. Сейчас же вся земля в основном в частных руках. Владельцы либо самостоятельно трудятся на земле, либо сдают ее в аренду, и единственное, что их заботит, это вовремя получать прибыль. Так что чисто технологически мы можем довольно быстро приступить к реализации комплексной программы, но юридически у нас связаны руки. Все упирается в пресловутый земельный вопрос.

Поэтому необходимо принять федеральный закон о сохранении земли. И закрепить в нем ответственность землевладельцев за результаты пользования землей. Они должны отвечать и за превышение нагрузки животных на почву, и за уничтожение лесополос, и за истощение плодородного слоя, и даже за бездействие, если не предпринимают мер по восстановлению драгоценного природного ресурса — почвы.

Конечно, в стране надо подключать академическую науку к решению вновь появившихся проблем. В частности, действующий в Волгограде Федеральный научный центр агроэкологии, где коллеги активно ведут разработку технологий по борьбе с опустыниванием. Необходимо также создать государственное предприятие по фитомелиорации и соответствующую инфраструктуру, в которой предусмотреть и специализированные питомники, и парк сельхозтехники, и обученные кадры. В общем, вернуться к тому опыту, который у нас был в предыдущие годы. Ведь есть технологии, но нет организационной структуры. То, что было создано в СССР, за время рыночных преобразований разрушено. И сейчас, пока есть еще научные кадры, живы опытные специалисты, такую комплексную программу можно возродить и реализовать. Да, по линии Минсельхоза РФ какая-то работа идет, ведется работа в небольших объемах в регионах, но, на наш взгляд, она явно недостаточна и идет крайне медленно. При хорошей работе и умелой организации все, что мы уже в результате новой волны опустынивания утратили, можно восстановить за два-три года, если сложный случай — за пять лет. Доказано предыдущим опытом.

При этом для каждого из регионов юга, в силу их специфики, должна быть отдельная программа с конкретными сроками реализации, ответственными организациями и адекватными объемами финансирования. Например, для Ростовской области актуальна не только борьба с опустыниванием, но и такая проблема, как сохранение лесополос.

И еще, если вообще никаких действий не предпринимать, то на месте антропогенных пустынь могут образоваться самые настоящие барханные, с которыми будет уже бесполезно бороться. И тогда уже миллионы гектаров будут выведены из оборота, постепенно превратятся в дикие безжизненные места.

Источник: https://www.kommersant.ru/doc/5889790?from=author_61